Category: образование

Моно Лиза

Как наломать дров всех сортов, чтобы надолго хватило и мало не показалось

Я еще не говорила, что литература вредна? Это я зря, давно было надо. Вот и говорю, вредная она, особенно, если от несоразмерной пытливости ума начать искать ей практическое применение. Особенно вредна в этом смысле русская классическая литература, преподаваемая в школе. Счастлив тот ученик, который ухитрится закончить школу, ни разу не призадумавшись, на кой оно всё надо. Ходит вот такой счастливчик, отбывает срок за партой, и счастья своего не ценит и не понимает. Так и покинет он стены учебного заведения, не омраченный раздумьями, не угнетенный сомнениями, не отягощенный знаниями и попытками эти знания как-то использовать, или хотя бы понять, нахрена всё это богатство духовное нужно.

А вот когда бедные детские мозги пытаются найти ответ на вопрос "зачем?", тут-то всякая пакость и приключается. Математика - чтобы бабки считать, русский - чтоб маляву писать, немецкие, аглицкие и хранцузские - чтобы на территории наиболее вероятного противника тамошнему населению про млеко, яйки и матку разъяснять, на немецком требовать шнапсу, на французском бужоле. Нужная наука, чего и говорить. Химия там всякая тоже может пригодиться, на кухне чего-нибудь синенького наварить, и этот синенький таки не баклажан. Тоже польза от науки, как ни крути. Всякие ботаники-зоологии, черт бы с ними, тоже может пригодиться, чтобы те же синенькие от барабульки отличать, хотя на закусь и то и другое хорошо идёт. Не всем, правда, наука впрок идёт, некоторым даже во вред. Тут на днях мне старинная знакомая, кандидат наук, на минуточку, не мне, темноте бездипломной чета, утверждала, что почечуй - это гриб такой. Условно съедобный. Дипломом клянется, так оно и есть. Я как прикинула праздничное меню, так чуть на диету не уселась: суп из семи залуп, девять херов без соли и жареный почечуй! Праздничное меню, хоть ресторан открывай.  Хрен с ними с точными да естественными, эти науки хоть какую-то пользу принесть могут, акромя вреда. Но вот науки абстрактные, гуманитарные - так это чума, дорогие товарищи! Либо вред, либо бред, либо и то и другое, взболтать, не перемешивать.

Collapse )

Моно Лиза

На воре шапка горит. Взвейтесь кострами! (с)

Боролись мы год назад с воровством. Родительский комитет отстаивал своё священное право тырить, сколько хочет, для того их и выбрали, для того деньги и собирают. Статистика была вполне себе общероссийская: из двадцатипяти родительниц трое были родкомом и деньги тырили, пятеро дур орели про коррупцию и про необхощимость борьбы с нею, требовали вернуть награбленное а воровскую шайку у власти разогнать. Оставшееся большинство в количество семнадцати человек были сочувствующими. Как выяснилось, сочувствовали они именно жуликам и ворам, потому что легко могли себя представить по власти, а для чего власть нужна, как не для возможности немного поправить своё материальное положение? На меесте оппозиции они себя никак вообразить не могли, что значит "не воровать", если есть такая возможность? Уму непостижимо, и в голове такое не укладывается. Тем более, что беленькая и чистенькая оппозиция  - сами тоже ворьё беспринципное, журнал расходов спёрли и не поморщились. Все одним миром мазаны, да-да-да! О нашей крохоборской истории я рассказывала тута, тута и тута.

Было нас пятеро несогласных, на последнем собрании осталось трое. Двоим предложили место в думе вступить в родком, и у них жизнь резко пошла на лад. Что, опять же, прекрасно вписывается в существующие реалии большого мира. Всё, как у людей. Осталось нас три дуры. Точнее, в прежней школе осталось две: я и без того собиралась переводить ребенка в другую школу, а летом выяснилось, что в совсем-совсем другую, далеко-далеко от прежней. И неожиданно. Ну да с новой школой нам повезло, и то хлеб. Так что для меня война с прежней школой закончилась. Бегать по инстанциям с требованиями анально, орально и материально покарать наше бывшее учебное заведение в полном составе не было ни возможности, ни желания. Но умыкнутый вещдок остался у меня, и в начале сентября я пошла отдавать наворованное тем, кому нужнее. Кому в той школе еще учиться и учиться.

Collapse )
Моно Лиза

Началось в колхозе утро

В прежние, царские времена, когда я была молода, просто так учебный год не мог начаться. Для школьников, студентов и трудовой интеллигенции была обязательной барщина на полях отчизны. Срок трудовой повинности варьировался, школьникам показывали демо-версию трудовой повинности, студентов приучали уже более настойчиво, а рабочих и служащих эксплуатировали в хвост и в гриву, то летом, с тяпкой в белых изнеженных руках, то под октыбрьским ледяным дождём, и это называлось вовсе не трудом, не работой, а битвой за урожай. У родной почвы с боями приходилось отнимать мерзлую картошку и капусту, мирными средствами путём переговоров родная земля расставаться с урожаем не хотела. Поэтому на полях дружно стояяли задницами кверху и солдаты-срочники, и академики, и студенты консерватории. Хочешь жрать - трудись, зараза!

Вот и нас, новобранцев смычка и клавиатуры, в количестве восьмидесяти творческих личностей, со второго сентября депортировали на картошку. Кто-то же должен поплнять закрома Родины? Но нам, тепличным несовершеннолетним обалдуям был обеспечен самый гуманный режим отбытия повинности: нас не сослали на месяц-другой в неведомые дали, где Иван Сусанин поляков выгуливал, нас не загнали за край географической карты, нам, как нежным фиалкам, которым надо беречь пальцы, глотки и прочий творческий инструмент, обеспечили автобусы и ежедневную доставку из дома до поля и обратно. Тут определяющим было скорее всего то, что угробить цвет культуры на полях отчизны не было задачи, всякие железнодолжноые и кулинарные техникумы спокойно до ноября сидели у чёрта на куличках и даже с кашлем и температурой оставались по месту отбытия каторги, разве что в поле не выходили те, кто при смерти, потому как отпусти в город одного - свалят все, студенты народ наглый и на гражданский долг плевать хотели. Да и времена были уже такие, что Павку Корчагина днём с огнём не найти, на БАМе еще клали рельсы, но отнюдь не на трудовом энтузиазме. А на будущих ойстрахов и кабалье где сядешь, там и слезешь, скотина каризная и с самомнением. И кормёжки требует качественной. Вот в главные кормилицы я и затесалась.
Collapse )
Моно Лиза

В начале славных дел

Сфотографировала морду лица на новый пачпорт, поняла, что рожа за двадцать лет краше не стала. Зато баба-ягодка, клюковка, похоже. Кислая и подмороженная. А всё любовь, всё она, проклятущая. Вот сколько раз себе говорила: не мешай в однм стакане то, что мешать не надо! С детства мне талдычили: не смешивай, башка будет трещать так, что хоть ложись и помирай! Такого длинного аморного похмелья я, конечно, не ожидала, но кто же мне виноват, сама замешала этот коктейль. Вот как любовь сама по себе, в чистом и первозданном виде, так всё хорошо. Стоит добавить в это дело секса - пятьдесят на пятьдесят, то ли бяка получится, то ли пронесёт. А то и пронесёт и стошнит, всяко может быть. Если в тот же стакан еще и брака добавить - то гарантированно фигня будет, башка будет раскалываться, сама не буду знать, куда от такого счастья бежать, в какой проруби топиться.

Это, понятно, дело индивидуальное, у кого какие коктейли вызывают головную боль. Кто-то смешает любовь с работой - так по службе продвигается, и зарплата растёт, как на дрожжах. А у кого-то те же ингридиенты вызывают стойкую аллергию с утратой рабочего места, мужа и друзей, а также прочие побочные эффекты. У кого-то образование с сексом хорошо сочетаются, особенно в творческих профессиях. Спать с преподавателем - это же почти классика, не? Ну, там и классика, и извращения - все полезно, что в организм полезло, с вазелином или без. Зачеты автоматом, знакомста и связи препода всегда к твоим услугам, в общем, лафа и благодать. А кто-то получает геморрой на весь афедрон и остракизм на всю провинцию, хоть за море беги.

Я немного погрешила против истины, сводя свое решение учиться музыке только к жажде славы. Вы вообще явственно представляете сзезду сцены с баяном в руках? Фёдора Чистякова не предлагать, он такой один, и когда я постапала учиться, про него еще мало кто слышал, я на третьем курсе уже училась, когда Федька прогремел на всю страну. И я баян уже похоронила. Так кой черт меня понёс в музыку? Любофф, любофф, всё она, проклятая!

Collapse )
Моно Лиза

Осень, зима и весна или Где меня носило. ч.3

Тогда же, в начале ноября, упал на меня заказ. Нарисовать дюжину анималистических иллюстраций,  - не совсем фотореалистичных, не совсем рисованных, что-то среднее. Чтоб похоже не живое, но видно, что  это рисунок, соответсвующий хараеткру персонажа. Вот есть Вася: волком себя считает. Кобель, красавец, и ни обна сука не оттраханой мимо не просочится. Ну и рисуй. Кто-то себя кошкой-сфинкком считает, кто-то гадюкой, перетянутой двадцатьюсемью золотыми кольцами. Мне-то что? Творческие личности, хай себя видят как хотят. Мне заказ постоянная клиентка подкинула, мол, одна из этих тварей - сестра родная, руководительница творческого коллектива. Ну я и кинулась рисовать, сдуру даже аванса не истребовав,  - клаассический мой косяк с постоянными клиентами. Дура, говорю ж, дура. В общем, все персонажи были превосходны, чудесны, восхитительны! С появлением каждого у меня крепла надежда, что вот еще один - и это на адвоката, следующий - на хостел, еще один - на судебные издержки, ещё один  - на прокорм роих дураков без меня, а этот  - просто на прокорм. Я этих тварей с корыстным интересом рисовала, не только ради искусства. Да я и не рисовала ради абстрактного искусства уж много лет, всё ради банального прокорма. Но  тут случился большой заказ - не на абстрактный прожор, а на конкретную цель. Раз этим ушлёпкам так я с моим ребенком сдались - то хер им поперёк морды, сейчас мы им обломинго устроим!

Collapse )
Моно Лиза

Хозяин - барин, хочет - даст жить, хочет - удавит (ч. 2)

Еше раз не поленюсь написать: очень разные бывают квартирные хозяева. Иногда до последнего момента людьми прикидываются, а иной раз - в момент просмотра хаты тебя встречает стадо тараканов, и разговора про съем уже не идет, дай бог ноги. Была у меня троечка экземпляров - за хвост, и в кунсткамеру.

Первая сдавала квартиру в Питере, через агентство. По вполне рыночной цене. Прихожу смотреть, хозяйка по телефону агеншу инструктирует. Из Москвы. А квартира вид имеет, как будто хозяйка после бурной недельной оргии за опохмелкой на минуточку выскочила. Кровать с постельным бельем - комом, вещи по всей квартире на всех гвоздях и дверях висят, полная раковина грязной посуды, с шапкой плесени, ванная забита всевозможными мылами-шампунями, скрабами-притирками.
- Вещи хозяева когда заберут? - спрашиваю.
- А вот вещи трогать нельзя, хозяйка раз в две недели будет приезжать на выходные и жить тут.
Поднимаю челюсть с пола, отряхиваю. Ухожу.
Collapse )
Но бывают вообще фантастические случаи, и не где-нибудь, а в рассаднике хапужничества - Нерезиновой. Знакомая, случайно, через знакомых знакомых сняла квартиру, правда пустую, но за треть рыночной цены. Убитая однуха стоила $300, она платила 100. Лет пять платила, и подняли ей аренду до 150, когда она замуж вышла, а цена по городу была от 600. По сии поры, поди, снимает, уж лет двадцать как. Бывают же на свете чудеса.
Моно Лиза

Укрощение строптивых

После встречи с родкомами, на которую хер пойми зачем пригласили именно меня, произошло чудо. Я ушам своим не поверила и чуть со стула не упала от изумления, когда мне позвонила председательница ноашего родительского комитета и начала приносить извинения. Оптом. И за то, что два года назад бить меня кинулась, и за то, что деньги умыкнула, то все просто недоразумение и непонимание, уж вы поверьте, Лизавета Васильна, это все какое-то недоразумение, и она себя очень-очень виноватой внезапно ощутила. И за то, что осенью мне четыре часа кряду названивала и матерно меня стимулировала деньги сдать - так то у нее профдеформация, работа у нее нервная, предрасполагающая к развитию черствости и грубых интонаций в голосе, она меня обидеть не хотела, когда ёбаной козой и сукой жидовской величала, просто голос у неё такой, грубый и профдеформированный. А вот нонеча вечером на нее такое раскаяние вдруг накатило, кушать не может и опасается не заснуть, так её чувство вины за душу взяло. И что она меня сраной атеисткой величала и в органы опеки на меня пожаловаться грозила, за то, что ребенка основам проавославия обучать не хочу, - так то она шутила, это у неё профдеформированный юмор такой, работа нервная, войдите в положение. Голос так попортился, огрубел, и все чувства - вслед за ним, тоже огрубели. А сегодня у нее прям слезки наворачиваются и совесть глазки колет, так страдает, Христом-богом меня, сраную атеистку заклинает простить её экстренно, прям щас, не вешая трубку. А заодно сообщить, какие у меня претензии к предоставленным чекам, чтобы она речь к собраниюю успела подготовить, чтобы все мои сомнения в её кристальной честности  развеять. А то она котлетой чуть не подавилась, как подумала, что я на неё зло могу держать. Так какие вопросы по чекам? Ах, она так виновата, так виновата, она всё то, что мне сказала, и на собрании повторит, так её проняло.

Collapse )
А журнальчик-то? Я и утащила, как единственная обрадательница бездонной сумки. В прокуратуре ему место, как по мне. И хрен с ней, с мамой.
Моно Лиза

Верка и другие

Могла я стать человеком, сидела бы как моя подружка Ирка сейчас в какой-нибудь думе, или как подружка Ленка, в областной администрации, должность бы в Газпроме занимала, или была бы скромной акционеркой, но в процесс вмешалась Верка. Конец восьмидесятых был временем больших перемен, и не только в разлюбезном нашем отечестве, но и в нашей очень средней школе. В восьмом классе у нас поменялось всё. Годом ранее сменилась директриса, а в выпускном классе нам поменяли почти весь педсостав. Михалыч наш ушел на руководящую работу, супруга его Евгения Николаевна тоже от нас отказалась, то ли от отсутствия совести, то ли от её наличия и невозможности смотреть нам в глаза, бросили они нас. Заместо Женечки вручили нам Верку, её же сделали классной дамой, историю нам преподавали практиканты из пединститута, заместо физика,  - ажно целую директрису выделили. Чертежник погиб, физрук за пьянку был уволен, вместо привычной и вполне приличной математички нарисовалась новая училка, черт знает, где её отрыли. И у нас началась развлекуха.

Наш статус Верка определила точно и сразу.
- Так, сволочи, кто будет шуметь - буду ставить двойки!
В основном она нас сволочами и называла.
- Встать, сволочи!
- Садитесь, сволочи!
- Сволочи, я не буду разбираться, кто журнал взял, всем будут двойки в году! Со справкой и позором из школы уйдете!
Collapse )
Моно Лиза

Выпьем, закусим, о делах наших скорбных покалякаем

Если тебя угораздило родится женщиной, то от этого дела ты, скорее всего, не отвертишься. Рано или поздно это счастье у тебя начнется, хоть вешайся. Не, упаси боже, я никого ни к чему не призываю и способов не рекламирую, я пытаюсь свой восторг выразить приличными устойчивыми выражениями, но на язык просятся всё больше неприличные. Как выразить своё отношение к ситуации, когда полчаса назад ты была бодра, весела и имела жизненные планы, как минимум на вечер, но не успела даже подумать как следует об этих планах, как сидишь скрюченная где-нибудь в уголке, и мечтаешь о несчастном ибупрофене, как о манне небесной? И твоё счастье, если твой гардероб при этом не пострадал, а то всякое бывает, знаете ли.

Я к этому счастью приобщилась, мне еще десяти не было, и нахлебалась его полным ситечком. И, кстати, продолжаю хлебать, и конца-краю ему не видно. Лет через десять, авось, расплююсь, а пока продолжу мучиться. Единственное более или менее эффективное лекарство действует недолго, и имеет побочные эффекты в виде младенца, как по мне, так это чересчур дорого получается. Буду ходить не леченная, десять лет - это не срок, на фоне уже пережитых тридцати пяти. Так вот за эти годы я обнаружила, что дофига граждан имеют очень смутное представление об этом удовольствии. И хрен бы с ними, с мужиками, они в школе уроки анатомии прохихикали, у мамы спрашивать неудобно, бабы не дают, а задавать подобные вопросы дамам, с которыми не состоишь в интимной связи, в общем-то неудобняк.

Collapse )
Моно Лиза

Порча с точки зрения мамаши

На кого-то порчу наводят злые колдуны, кто-то портится сам. Кто-то портится постепенно, медленно но верно, кто-то - мгновенно. Так вот, я - из последних, которые сами, и моментально. Правда, в тот момент, когда черное дело свершилось, никто этого не заметил. Весь ужас произошедшего выяснялся постепенно, с годами определилась точка, разделившая жизнь на "до" и "после".
- Пока ты маленькая была, ты была почти идеальным ребенком. Не старалась, а так - нормальная была. А как это у тебя началось - как черти подменили!

Черти дитёныша подменили в 9 лет 9 месяцев. До десяти моя тушка не дотерпела. Было 23-е февраля, я сидела в туалете музыкальной школы и рыдала. Опять позор на мою голову, причем с каждым разом всё позорнее и позорнее! Целый день жиавот крутило, и вот те, нате! То, что обошлось без свидетелей, меня, конечно, устроило больше, чем если бы позор произошел при всём честном народе. Но расстроилась я будь здоров. Когда мать пришла забирать меня из музыкалки, я была вынуждена предявить красную распухшую рожу, и честно признаться. Если бы мне удалось справиться с собственной истерикой, я бы лет до пятнадцати была уверена, что раз в месяц гажу под себя, потому что у меня тяжелая, скорее всего неизлечимая болезнь. Там же, в туалете музыкалки, мне было рассказано за менструацию. Позже показания маменьки менялись, не могло же быть такого, что она девятилетнему ребенку что-то не рассказала? Рассказывала, конечно! Чуть не с пеленок меня просветила на этот счет, но я же бестолочь, и ничего не поняла!

Collapse )