Category: криминал

Моно Лиза

На воре шапка горит. Взвейтесь кострами! (с)

Боролись мы год назад с воровством. Родительский комитет отстаивал своё священное право тырить, сколько хочет, для того их и выбрали, для того деньги и собирают. Статистика была вполне себе общероссийская: из двадцатипяти родительниц трое были родкомом и деньги тырили, пятеро дур орели про коррупцию и про необхощимость борьбы с нею, требовали вернуть награбленное а воровскую шайку у власти разогнать. Оставшееся большинство в количество семнадцати человек были сочувствующими. Как выяснилось, сочувствовали они именно жуликам и ворам, потому что легко могли себя представить по власти, а для чего власть нужна, как не для возможности немного поправить своё материальное положение? На меесте оппозиции они себя никак вообразить не могли, что значит "не воровать", если есть такая возможность? Уму непостижимо, и в голове такое не укладывается. Тем более, что беленькая и чистенькая оппозиция  - сами тоже ворьё беспринципное, журнал расходов спёрли и не поморщились. Все одним миром мазаны, да-да-да! О нашей крохоборской истории я рассказывала тута, тута и тута.

Было нас пятеро несогласных, на последнем собрании осталось трое. Двоим предложили место в думе вступить в родком, и у них жизнь резко пошла на лад. Что, опять же, прекрасно вписывается в существующие реалии большого мира. Всё, как у людей. Осталось нас три дуры. Точнее, в прежней школе осталось две: я и без того собиралась переводить ребенка в другую школу, а летом выяснилось, что в совсем-совсем другую, далеко-далеко от прежней. И неожиданно. Ну да с новой школой нам повезло, и то хлеб. Так что для меня война с прежней школой закончилась. Бегать по инстанциям с требованиями анально, орально и материально покарать наше бывшее учебное заведение в полном составе не было ни возможности, ни желания. Но умыкнутый вещдок остался у меня, и в начале сентября я пошла отдавать наворованное тем, кому нужнее. Кому в той школе еще учиться и учиться.

Collapse )