Елизавета Смоленская (za_eto) wrote,
Елизавета Смоленская
za_eto

Categories:

Укрощение строптивых

После встречи с родкомами, на которую хер пойми зачем пригласили именно меня, произошло чудо. Я ушам своим не поверила и чуть со стула не упала от изумления, когда мне позвонила председательница ноашего родительского комитета и начала приносить извинения. Оптом. И за то, что два года назад бить меня кинулась, и за то, что деньги умыкнула, то все просто недоразумение и непонимание, уж вы поверьте, Лизавета Васильна, это все какое-то недоразумение, и она себя очень-очень виноватой внезапно ощутила. И за то, что осенью мне четыре часа кряду названивала и матерно меня стимулировала деньги сдать - так то у нее профдеформация, работа у нее нервная, предрасполагающая к развитию черствости и грубых интонаций в голосе, она меня обидеть не хотела, когда ёбаной козой и сукой жидовской величала, просто голос у неё такой, грубый и профдеформированный. А вот нонеча вечером на нее такое раскаяние вдруг накатило, кушать не может и опасается не заснуть, так её чувство вины за душу взяло. И что она меня сраной атеисткой величала и в органы опеки на меня пожаловаться грозила, за то, что ребенка основам проавославия обучать не хочу, - так то она шутила, это у неё профдеформированный юмор такой, работа нервная, войдите в положение. Голос так попортился, огрубел, и все чувства - вслед за ним, тоже огрубели. А сегодня у нее прям слезки наворачиваются и совесть глазки колет, так страдает, Христом-богом меня, сраную атеистку заклинает простить её экстренно, прям щас, не вешая трубку. А заодно сообщить, какие у меня претензии к предоставленным чекам, чтобы она речь к собраниюю успела подготовить, чтобы все мои сомнения в её кристальной честности  развеять. А то она котлетой чуть не подавилась, как подумала, что я на неё зло могу держать. Так какие вопросы по чекам? Ах, она так виновата, так виновата, она всё то, что мне сказала, и на собрании повторит, так её проняло.


Вопросы я обещала озвучить на собрании, чтобы у предоставить возможность не только передо мною каяться, а и перед двадцатью пятью другими родителями, которых она обворовывала. А то что ж мне одной такое счастье? Я от души хочу этой радостью с классом поделиться. На том и закончили.

Времени мы, пятеро недовольных, угробили на этих воровок немеряно. Как деловые, подготовили для собрания отчет, со всеми претензиями.  По каждому пункту, с максимальным занудством. Изготовились речи толкать и цифрами оперировать, факты приводить и к коллективной родительской жабе взывать. Но оппозиция предполагает, а родком - располагает. В частности он располагает телефонами всех родителей. А вот этой-то мелочи мы и не учли.

Сначала странным показалось, что на общем собрании школы от нашего класса присутствовали только мы пятеро. Но никакой загадки в том не было, на собрание класса пришли - а там уже все в сборе, и все нас порвать готовы. И грамоты-колокольчики, на которые надо было принести денег, уже куплены, и уже директором подписаны. Все, кроме наших пятерых. Нас из праздничной линейки исключили. Раз мы имеем наглость за деньги заикаться да отчетов требовать - так вот хрен нам по всей морде, а не праздник для детей.  Экзамены, контрольные и ВПРы мы сдали исключительно на тройки. У всех пятерых - только тройки. И в году тройки. За четверть стоят оценки в дневнике: 4,5,5. За четверть - 3. По четвертям: 4,5,4,3; годовая - 3, конечно же. всего лишь случайное совпадение, ничего личного: у тех, кто тратами родкома интересуется, - дети троечники. В классе трое отличников оказалось. Опять же, по случайному совпадению, это детки наших родкомовок. Мы было ринулись к директору, выяснять, что за математика такая, да как такие оценки появляются. Но директор на нас сильно обиделся, за кляузу в департамент образования, неблагодаными назвал и в ситуацию вникать да в класс идти отказался наотрез.  Он и так на нас времени вон сколько потратил, а мы ему чернейшей неблагодарностью отплатили. А одна мама из нашего класса отвела нас в уголок и просветила, дур темных, что не надо на классного руководителя бочку катить, только себе хуже делаем. У нее мама (шоб вы знали)  - прокурор, а сама наша классная - инвалид, обязательный для бюджетной организации. У нее ДЦП, чтобы мы знали. Как эта кобылища скачет на шпильках - мы видали, оказывается, это ДЦП. И она - священная корова, которую никто резать не будет, в бюджетной организации в штате должен быть инвалид, и вот - это она. А кто не согласен - пишите жалобу маме в прокуратуру.

Собрание получилось веселеньким, да вот я да еще одна мама до конца этого спектакля не досидели. Вся родительская тусовка была настроена крайне недоброжелательно, слушать ничего не желали и обвиняли, нас, обвиняли... В чем? В страшных преступлениях!

- Вот где у людей совесть!? Совсем обнаглели! Смирнова вообще хамка, каких свет не видывал! Я вот, все четыре года, к каждому мероприятию торты пекла, и мне ни разу даже стоимость продуктов не компенсировали, а Смирнова наглость имеет денег с родкома требовать! Мне! Мне-е-е! Ни разу! Ни копейки! И где ты, Смирнова, все эти годы была?! Почему тебя это не интересовало? А теперь она еще на родительский комитет бочку катить вздумала! А ты, Андреева, сядь и заткнись! У неё магазин, вон, прям рядом со школой! Тебе сидеть надо и помалкивать, торгашка! У тебя магазин, и ты смеешь отчет по тратам требовать?! Совести у вас нету!

Обиженная председательница родительского комитета шмякнула нам на стол журнал с чеками:
- Нате, проверяйте, подавитесь!
Мы посмотрели и вместо того, чтобы подавиться, подивились. На встрече в кабинете директора были товарники, пачкой сваленные в пакет, а тут журнальчик красиво оформленный, да половина чеков - не те, что нам у директора предъявляли, да и видок у них странноватый, надорванные и пожеванные какие-то, как будто их уже куда-то вклеивали. Журнальчик прошелся по классу, никого не заинтересовал, ну и осел на нашем, оппозиционном столе. А потом сгинул в недрах чьей-то сумки. Пропал журнальчик-то.

Общественность продолжала орать и возмущаться ренегатками, которые чуть было не лишили детей праздника, но они-то умные, они все купили, а наши дети пусть стоятт на линейке, и ничего им не вручат и не подарят, так им и надо, раз у них мамаши такие твари! Первая сдалась та, что в департамент жалобу писала. Как же, её деточке ничего не вручат?! Ну нет!

- Катенька, Катенька! - взывала она к председательнице родкома. - Скажи, умоляю, скажи, где ты грамоты и колокольчики покупала, чтобы и у наших были такие же! Мы сами съездим, мы сами всё купим, мы упросим директора всё подписать, пусть наши дети будут как все! Второй вступила инициаторша пропажи журнала. Да-да-да, ей не трудно съездить и купить что надо к чаепитию, и нехорошо на детях отыгрываться, это всё недоразумение, давай замнём для пущей благодати! Еще одна сидела молча, но в коллектив, в конце концов вернулась, склонив выю. Трое из пятерых буновщиц осознали и покаялись, попросили прощения у педагога и родкома, ошибались, были не правы. Вы уж простите.

Народ оживился, стали выпускное чаепитие обсуждать и сумму прощального подарка любимому учителю.  По две тысячи или по три будем скидываться? А я и еще одна дама оказались мерзавками. Ну, я же предупреждала, что я скандалистка? Вот. На листе с автографами за добровольность сбора денег на подарок я написала, что категорически против. Но да оно ничего не значит, за полчаса, что мы сидели на собрании, трижды классная руководительница запускала в класс пустой лист, на котором надо было написать фамилию и расписаться. Какие документы из этого потом изготовили или изготовят - черт знает. Мы хлопнули дверью и покинули этот блядский цирк.

И последним сюрпризом стало то, что нашим двум детям не хватило учебников на 5-й класс. Так что "очень жаль, но вам придется приобрести комплект
учебников за свой счет. Много детей этого года рождения, кому-то вот могло и не хватить". Не хватило именно нашим. Случайное совпадение, полагаю. Не могла же учительница обидеться на тех, кто не дал ей взятку? Так ведь не бывает. Я, конечно, собиралась переводить ребенка в другую школу, а вот дитеныш категорически против. У него в старой школе - Друг, а в новой будет или нет? А я то болею, то работаю, а хотелось бы и найти силы и времечко, чтобы вздрючить любимую гимназию. И педагога, и директора, и наш дорогой родителский комитет.

Родительница, желавшая поиметь журнальчик, чтобы предъявить его в прокуратуру и попросить поизучать на предмет мошенничества, больше в журнале не нуждается, и в прокуратуру не хочет. Она теперь четвертая участница родительского комитета.

Той, что жалобу написала, предложили экскурсию для ребенка, "на средства родительского комитета". Они, оказывается, иногда арнедуют микроавтобус и выезжают на культурный отдых. Нет, ничего платить не надо, это на средства родкома делается.

Что? На какие такие средства? На наворованные? Миленько. Десять человек из класса имеют привилегии, оказывается.

Двух ренегаток исключили из группы класса. И правильно, нечего плевать против ветра. Чай, в России-матушке живём, все, кто имеют возможность воровать - воруют, а у кого такой возможности нет, должны помалкивать в тряпочку.

Чертова Санта-Барбара, продолжение следует.

А журнальчик-то? Я и утащила, как единственная обрадательница бездонной сумки. В прокуратуре ему место, как по мне. И хрен с ней, с мамой.
Tags: present day, коррупция, мани-мани-мани, образование, хабалка-профессионалка, школа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments