March 15th, 2018

Моно Лиза

О хороших учителях и хороших школах

О хорошем рассказывать скучно, тут классик прав, все счастливые счастливы одинаково, даже если речь идет не о супружестве. Любая ситуация, в которой всё хорошо, скучна, и не содержит сюжета. При отступлении от обыденности появляется, о чем рассказывать. Я не учитываю, конечно, ситуации крайнего неожиданного счастья, когда вам на голову внезапно сваливается чемодан с золотыми слитками, к примеру. Тут возникает повод для волнения, вызванного и тяжкой черепно-мозговой травмой, и неумеренной радостью. Вообще неизвестно, переживёт ли человек такое счастье. Да и часто ли в ваш колхоз заезжал прынц на белом коне, возводил для вас хрустальный дворец, осыпал брульянтами и увозил в закат? Это скорее из разряда чудес, а я говорю про обычное, привычное, каждодневное состояние благополучия, которое обычно людьми не замечается.

Звонишь маме, и рассказать нечего: «Мам, всё нормально. Нет, новостей никаких. И на работе никаких. И у ребенка никаких. Да, вот так вот скучно мы живём.» А ты бы чего хотела, мама? Оживляжу? Да не вопрос, дорогая маркиза, сейчас оживим пейзаж парой широких мазков. «Не, на машине не езжу, даже в мороз не езжу, даже на работу не езжу, нет, я машину не разлюбила, я её разъебашила, таки есть разница. В хлам, ага, восстановлению не подлежит, впрочем, как и пара моих костей. Ну да, я вся в гипсе, кроме тех мест, которые невозможно загипсовать. Так что на работу я не езжу не только на машине, но и вообще. Не, начальник не ругается. Он меня нахуй уволил. То есть, увольнять меня даже и не пришлось, оказалось, что я у него вообще не была оформлена. Забыл. Забил. Жрать в доме нечего, правда, но стройнее будем, хоть что-то хорошее. Зарплату он мне не выплатил, разумеется! Коллекторов это не обрадовало, они вон под дверью сидят, матерятся. Я кота не могу выпустить погулять, а ты говоришь «ребенка в школу»! Нет, бедным коллекторам там не скучно, их развлекают бабы из опеки. Ну как «шо за бабы?». Из опеки. Из школы нажаловались, что я тут совсем мышей не ловлю, ребенок в школу не ходит, вот, пришли изымать, их жеж мать!»

«Нету у нас новостей, угомонись!».
Collapse )
Моно Лиза

Не все педагоги одинаково полезны

В новую школу мы оформились прямо первого сентября. И сразу познакомилась с новой учительницей. Для начала она сделала мне королевский подарок: новенький дневник в твердой обложке. Совершенно даром, то бишь безвоздмездно. У них в школе такой порядок: все дневники должны быть одинаковыми. Вот родители и сдавали по весне на дневники, но за лето некоторые успели сбежать. А дневники остались. Так что нате вам, держите нахаляву то, за что все остальные по 150 рубликов отвалили. А теперь о приятном. Доставайте кошелёк, будем с вас денег брать.

300 на охрану, 760 на общеклассные нужды, 3000 на линолеум. Линолеум можно не сейчас, можно потом, можно частями, хоть акциями, хоть векселями, можно в рассрочку, можно в кредит. Только неси! И потом вам позвонит председатель родительского комитета, она скажет, сколько они решили собирать.

Через недельку выяснилось, что сданные 760 – это не на общеклассные нужды, типа мыла и бумажных полотенец, это на доску. Предыдущая была нехороша. Коричневая. Фу же. А хотелось  новенькую, голубенькую, и учительница, за свои деньги купила, повесила, ну и взяла с нас компенсацию, не для себя ж старалась. Так что с меня еще шесть сотен на мыло и жопоподтирательную бумагу.

Я челюсть с пола подняла, шарфиком примотала, чтоб не отваливалась, слоновью дозу антиохуина приняла – вроде полегчало. Про линолеум я для начала решила промолчать, хотя калькулятор в моей голове насчитал какие-то суммы невиданные. Промахнулась я не сильно, в классе оказалось не 30 человек, а поменьше. Но 81 тысяча – тоже сумма вполне аппетитная. Родительский комитет не отставал в аппетитах, затребовав 2 тысячи детям на подарки и 1 – на подарки учителям. День учителя же! Дарить же надо же, благодарить же надо же! А у нас классный руководитель, да пятеро учителей – ей 500 и им по 100, праздник же.

Collapse )
Моно Лиза

Становление скандалистки

Следующий скандал был мною учинён ближе к весне, сезонное обострение, куда деваться. Предварительно родительский комитет был мною послан далеко по поводу конверта на день рождения нашей дорогой учительницы, и покраски парт, стульев и стеночек. Я сообщила, что меня вполне устраивают имеющиеся стены, я бы их вообще не трогала. Если прочим родителям невтерпёж чего-то покрасить, то они могут это делать сколько им влезет, за свой счет и в своё время. Мыть школу я тоже не буду. Без объяснения причин. Мне все равно, что и до какой степени замызгалось. В общем, предварительно уже настроила общественность против себя. Вроде отвлеклись на иные вопросы, но на передних партах бабская общественность продолжала бурлить, и к окончанию собрания консенсуса так и не достигла.

После собрания шесть мамочек и классная руководительница заблокировали мне выход из кабинета. Суть претензий сводилась к тому, что мой дебил чуть не поубивал ихних заинек. Чёртовы зайчики в количестве пятнадцати штучек взяли моего дурака в плотное кольцо и начали пихать. А он так смешно отлетал! Они его перекидывали друг другу, как мячик, это же так смешно, это же дети, они же просто играли. Он дурак, да-да-да, он не понял, что это очень смешно, когда тебя толкают целой толпой, тупенький ребенок и юмора не понимает. И вот это чудовище в обличье ребенка схватило стул и замахнулось на их нежных деточек, их чудных заинек! Они его просто руками толкали, а он аж целым стулом замахнулся, убивец! Откуда известно? Так классная руководительница сидела на своем месте, наблюдала. Детки смеялись, и им было весело, всё же хорошо было, а он тут хватает стул, да как замахнётся!

Я, конечно, осудила. Пообещала, что отругаю и проведу воспитательную беседу, что поведение своего сына считаю не правильным в сложившихся обстоятельствах. Он был не прав. Нехуй было замахиваться. Надо было бить.

Collapse )