Елизавета Смоленская (za_eto) wrote,
Елизавета Смоленская
za_eto

Category:

Соседка

Еще пару недель назад кот знать меня не желал и обходил по длинной дуге. "Отвяжись, потная баба, не лапай меня лапами, я тут лежу пузякой кверху и изнываю от жары". Я, правда, и сама не особо стремилась к обнимашкам, эта шерстяная фигня хороша зимой. И тут всё разко поменялось, кот потребовал платьюшко шерстяной свитер, махровый халат и на ручки. Запихал жопу по самые уши ко мне за пазуху, и там живёт. Обещал до весны не вылезать. Хрючит, тварюка, вибрирует весь, из пасти слюни текут, даже страшновато как-т остановится. На кухню - с котом, спать - с котом, срать - с котом. Подумываю о том, чтобы искупаться. Чисто для посмотреть, полезет ли мыться вместе со мной или останется ждать на берегу.

Сидим, мёрзнем. Соседи сверху вышли из очередного запоя, взялись за дрель и молоток. Каждый, в общем, греется чем может. Вот соседи сверху то водочкой греются, то мордобоем, то ремонтно-восстановительными работами. Молодцы ребята, интересно живут, но чего-то позавидовать не получается. На прежней квартире за стенкой жила развесёлая парочка, накушаются её, родимой, и давай к культурке приобщаться. И что обидно, уж очень хорошая техника у алкашей-то, почему не пропили до сих пор, не ясно, но звучок долбил так, что стены подпрыгивали и крыша на груди тельняшку рвать кидалась. Два подъезда благодарных соседей просыпались часа в три ночи под звуки какого-нибудь очередного централа на пруду.


Нынешних к прекрасному не тянет, они даже Шнитке не слушают, они бодро гоняют друг друга над моею головой с обещаниями убить. То она его, то он её. Я вообще к мордобою отношусь очень нехорошо, но вот в данном конкретном случае именно та редкая ситуация, когда это именно что образ жизни, который всех устраивает. Всех - потому что там одна прекрасная ледь и коллектив её собутыльников. И со всеми у дамы совершенно ровные, прекрасные, высокие отношения: она со всеми пьёт с одинаковым аппетитом и энтузиазмом, после чего заводит традиционную песню: "Ты мудак, я тебя убью!", начинает падать мебель, и понеслась та же история с очередным дружочком. Ко мне как-то один ломился, вот я страху-то натерпелась. А потому что дура, и не надо было связываться вообще, соображать же должна, что за контингентец, и если по моей балконной раме кто-то с матюками карабкается наверх, то таки лучше промолчать, а не орать, что сейчас тут полиция тебя снимать будет.

От одного упоминания полиции Ромео свалился нахрен с балкона, обошел избушку и начал мне дверь выносить. Вот тут мне и стало страшно, потому что у меня ребенок и кот, а дверь фанерная, тут двери со времен постройки дома никто не менял, и по ней видать, что её уже неотнократно выламывали. Я на неё смотрю и понимаю, что даже я одним ударом задницы её снесу. И мне очень не хочется с ней, трухлявенькой, прощаться, она хоть и символическая, но всяк лучше, когда она есть. К тому же у меня Кот, который в такой ситуации, скорее, заяц, и не будет двери, то будет он ужином для бродячих псов, а мне этого совсем не хочется, и приходится идти и утрясать. Я, значит, костыль наперевес и навстречу, говорю, валил бы ты, мил человек, подобру-поздорову, пока не прияли тебя, тёпленького, впрочем, если очень хочется, то можешь продолжать дверь выламывать, можешь даже попробовать меня побить, раз такой сукой считаешь. Да, вот такая я вредная, я ночами спать хочу, а не алкашню на балконе принимать. И да, я понимаю, что ты не ко мне, что ты к Олечке, только давай ты к Олечке будешь, как все остальные, через дверь проникать, а то какой-то ты, мужик, нетрадиционный.

Сказал мужик, что напрочь меня не уважает и вообще считает дрянью, раз я про полицию вообще подумать могла. Не по понятиям и западло, красивая бабёнка, но ссучившаяся. Нет, не уважает. А Олю там, может, насилуют! Три дня уже! У неё, значит, эта, вот эта вот херня - точно, дверь! вот её заклинило. И Оля там сидит одна, уже три дня как. И от голода умирает. Вот скажи, можно человека насиловать? А она уже три дня там мучается. Вызволить же надо, а то как она там? Вот он и лез - сначала к верёвке пакет с едой привязал, а потом сам по той веревке взобраться хотел. Звякало что в пакете? Еда. Ну, там же Оля одна - это же насилие, если она одна-то будет! Вот ему и надо взлезть к ней, может, изнутри дверь откроет.

Как же, понимаю, очень даже понимаю. Если Олечка будет там эту водочку в одно лицо употреблять, то это форменное насилие, несомненно. Вот с ним-то бороться и надо, а не с мужиками, которые среди ночи к тебе на балкон лезут, эка невидаль! Ну, мужик. Ну, в сисю бухой. Нихрена не экзотика. Сидела дорогая соседка под замком больше недели. Насчет кормили не знаю, а поили её исправно, и даже кто-то ухитрился влезть и компанию ей там составить, по крайней мере, традиционная программа с ломанием мебелей и битьём морд была исполнена в полном объеме. Оленьку даже пытались вызволить простыми человеческими способами, к которым прибегает большинство нормальных людей. Вызвали специально обученного мастера по вскрыванию замком. Мастеровой человек к замку наклонился, чем-то там поскрежетал и  - вуаля! - дверочка-то и открылась. А за дверочкой в три пизды пьяная дамочка. Соседка, которая это дело наблюдала, спрашивает: Оля, как? А Оля лыка не вяжет, и как его вязать, не знает и знать не хочет. Мужик, что выпустил затворницу, вместо того, чтоб воскликнуть, что он чудовище убил и её освободил и теперь, душа-девица... А он, коварный, и говорит: с вас, дамочка, две тыщи. Оля явно не этого ожидала. Какие еще две тыщи?! Да у неё сроду таких денег не водилось! Нахуй она всякому мудаку будет по две тыщи раздавать, он ваще ебанулся что ль, такие предъявы выкатывать? Вы этого козла видали, а? Две штуки! Две!

Мужик так спокойненько говорит: "Ну, ладно", прикрывает дверочку, закрывает замочек  и уходит. А Оля с той стороны двери так и остаётся, продолжать свое затворничество. Хорошо сидела, можно еще посидеть. Когда водка кончилась и все морды были набиты, ей кто-то дверочку-то снёс всё-таки, у неё была такая же, как у меня, из советской фанеры. Много усилий не потребовалось, Вот такие вот замечательные люди, хорошо что не играют на кларнете и трубе.

А ведь я, умница такая, в свои шестнадцать лет хотела быть им соседкой. А соседом стал братец. И сам факт, что тётка моя эту квартиру в конце восьмидесятых получила, напрямую повлиял на то, что мать моя не получила вообще никакой. Прелести советского строя, да. Сейчас много ностальгирующих. Особенно из тех, кто не застал.
Tags: алкоголь, аренда, бомжик, люди на блюде
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments