Елизавета Смоленская (za_eto) wrote,
Елизавета Смоленская
za_eto

Categories:

Что это было?

Вот это я дала стране угля, вот это я молодец! Я даже этот абзац оставлю, как памятник пьяной Лисе, это ж надо было так назюзюкаться-то, а? Виноград был весьма заборист, хорошо, что черти меня гулять не понесли, а то бы был подзаборист. Со мной даже кот не желает после вчерашнего разговаривать, повернулся жопой и презирает. Треть бутылки не допито, и чего с ней делать непонятно, что-то я не чувствую в себе героиического запала это доедать. Эк меня вчера накрыло, аж стыдно, хорошо, что ничего не спалила, а то бы голову пеплом пришлось посыпать. И это, братцы, учитывая недопитость бутылки, всего с литра-то?! Совсем женщина попортилась, ужас просто. Вот так вот обнаружить, что твое пьяное тело без тебя тут тексты кропало, каково это? Да блин поминальный, ужас нечеловеческий. Что значит, надо было сразу дегустировать! Нафиг я это фиолетовое шампанское пила, вот нафиг? А головушка, кстати, совершенно не трещит, только стыдно за содеянное, а за что именно - понять не могу. Доброе утро, планета! Я еще подумаю, может стоит труп-то спрятать вчерашний бред, сил моих нету его читать, но чую хвостом, херню сваяла какую-то. Я по тутошнему абзацу вижу - сваяла, однозначно. И непонятно, кой черт меня в ту псарню потянул, пните меня кто-нибудь, а? Я таки оставшуюся поллитру сижу и доедаю. А в диване еще девять полторашек лежит. Не-не-не, жрать я их не буду, я ими добрых людей травить угощать стану, хорошее зелье получилось, убедительное.

С удивлением обнаружила полную кастрюлю борща, сваренного в беспамятстве, охлажденного и бережно поставленного в холодильник. Тут, конечно, я многое припоминаю, начинала я варить еще в здравой памяти и трезвом уме.

Сюрпризы множатся, но картина мира становится яснее. Был откушан не литр, было откушано два с половиной. Это я вторую полтораху не осилила. И я еще какие-то буквы из клавиатуры выбивала? Да мне памятник надо ставить, однозначно. Сейчас припомнила, что тут на столе, прямо возле ноута, была огромная фиолетовая лужа, это я вторую открывала. Вот! Вот оно - доказательство однозначного вреда пива. Я его пила десять лет, я ничего кроме него не употребляла. Только на похоронах брата водку пила, согреться пыталась, но и не согрелась, и не захмелела совершенно, как в бездонную прорву ухались те рюмки, даже запаха за собой не оставляя. Моя великая сыщица и нюхачка маменька заподозрила, что я брата помянуть отказалась. Мать меня всегда вычисляла, когда я подшофе, а тут  - пришла к выводу, что я не пила. В общем, организм мой с ней согласился бы, ни в одном глазу не было.

Это единственный был случай нарушения пивной диеты. А тут меня на винище понесло. Вот те и нате! Позор на мои бритые пиздины седины! так и не появляющиеся до сих пор. Оставляю тут. Пусть лежит, как есть. Раз уж я решила писать мемуары без вранья и приукрашиваний, то это - ценный документ про Лизавету Васильну, вот таки прям показательный.


Бедная моя собакен  Цыган, бедная я, прожившая половину своей жизни в раскаянии и сожалениях! Бедный собакен, которого я довела до безумия! Завидев меня, он делал то же, что и делали молодые люди: пятились задом и норовили убежать, исчезнуть, свалить в туман, лишь бы в мои лапы не попасться. Мой милый, нежный, любимый собакен был готов пропахать жопой кирпичную кладку, а если это не удастся, загрызть меня, но живым не даться. Ебать ту дусю, если бы я это понимала тогда, какого бы счастья я могла бы избежать! Но я была дурой, ею и остаюсь, и до меня некоторые вещи спустя двадцать, а то и придцать лет доходят. Не всем такое счастье достаётся.  На кой лад меня вообще в ту музыку понесло, кто бы мне рассказал, сама не помню, сидела бы на жопе как все люди, а вот хрен. Не сидится ей, несёт рыжую тварюку куда не надо. С собаками обниматься. В том числе с чужими. Вы чужих алабаев в первую минуту знакомства обнимали? А эта дура - да. И собакен охренел настолько, что челюсть отвесил, и хозяева его тоже охренели. Они своего большого пёсика всем семейством немного побаивались, а тут вываливается из зятевой машины этакая фифа, и давай эту собачатину по обрезанным ушам трепать, а у зверуги шок культурный и состояние охуения полное, вплоть до изумления, это какая наглая большая лисица припёрлась, его все боятся, а эта  - вообще нет, даже не побаивается, не иначе, как большой собачий вожак. И тогда, главное, Лисица-то трезвая была, мне тем алабаем все уши промыли, всю дорогу "алик то, алик сё, алик наперекосё", он мне почти родной стал. Заочно. Вот и выперлась с приветствием "Здорово, Алик, здорово Собакинг!"  Разве что в морду брылястую не поцеловала, чтоб хозяева в конец охуели, да они и так бесконечный охуй словили, когла их волчара страшный об меня тереться начал со всех сторон и восторг выражать всякими собачьими средствами при отсутствии хвоста, как быдто меня-то он всю жизнь и ждал. А дурак-человек смотрел на это дело и даже в голову не приходило, что этот собак меня одним укусом загрызть может, что родные хозяева уже 12 лет ждут именно такой развязки в отношении себя каждый раз, когда отваживаются Алика покормить, а тут в край охуевшие Лисы приезжают и делают из их монстра какую-то ёбаную Каштанку. И да, к моменту знакомства с Аликом вьюноши так же себя вели, давно уже никто не уползал в кусты, визжа от ужаса, все на поглажку и поцеловку лезли, как будто с младенчества ждали, что припрется такая вот дурная Лиса и почешет за ушком: здорово тебе, Алик чертов, привет, скотиняка, дождался, танцуй теперь от счастьюшка! И это Алинька, полный достоинства и осознания собственного величия, тот самый, что даже деревенскую течную сучонку осудил, повел себя как дешевая шавочка, отдамшись в лапы заезжей Лисы. Вдоль забора бегала собачья свадьба, мелкая невразумительная сучоночка и все деревенские кобели, кто смог или сам отвязаться или хозяев уговорить, и нарезали они вдоль забора круг за кругом, и дама хвостатой жопой вертела, и стая за ней носилась и в вечной любви и немедленной готовности к сексу клялась, а Алик из-за забора осуждающе это наблюдал, а забор большоо-о-о-ой, длинный да высокий, и дурки между досками большие, не проигнорируешь шоу, пробегающее мимо, но дырки между досками таки очень маленькие, кошка прошла бы, но не целый толстомордый алабай, да и невместно ему, чай не шваль деревенская, чай, породистая городская сволочь, его по кинологам годами таскали не для того, чтоб он говна с дороги подбирал да хавал или за всякой сукой носился, его от этого отучали, отучали. Он, собака, и рад достоинство соблюсть, а сучечка-то завлевательная, сучечка-то лапушка, так бы и присоединился к коллективу. Но  - забор. И Алик смотрел-смотрел, и таки осудил зрелость наблюдаемого винограда сочным густым басом: БЛЯДЬ! Вот так вот, безапелляционно. Ну да, забор высок, так что точно блядь. И ворота закрыты, так что блядища в квадрате, да еще и калитка заперта, и подкопа под забором нигде не сделать,  - блядь, сука, шлюха, потаскуха - в кубе, в кубе, в кубе!
Тут где-то мои отношения с собаками заканчиваются, кто б мне сказал, схераль меня в ту псарню понесло, я ж кошатница, не, про котов я сейчас точно не быды, Моток меня явно осуждает. Правильный моток. У меня вообще все мотки правильные, и сЭры Уинстоны, и Руденьки и Ричарды и Машки и прочиее котейшества. Человек им попался так себе, но вот невезучие у меня коты, могли бы и получше себе человека надыбать. Впрочем, м-р Черчилль кот не мой, если так вот голенького щупать, с первого дня знакомства он показал, что со мной из одной миски еще может и пожрёт, а вот спать со мной не станет, как и мой муж. Вот они вдвоем и спали, без меня. Скорее всего, так и спят. через месяц, меньше даже, 12 октября, мальчику будет двадцать. Жив ли, узнать бы.  И это не только про кота, вот дожила до времён, когда дофига про кого только одно желание и есть - узнать, жив ли. А лучше не, ну нахуй, лучше не знать. а то ебануться можно ненароком, вот я про Светку писала, подруга, которую на остановке троллейбус задавил, и вот недавно рассказали про мальчика, который у неё усыновленный был, (жена брата - это невестка, да? вот бывшая невестка, получается) судьбой ребенка интересовалась, она сама хотела опеку оформить, но опеку ей не дали, опекунам денег надо платить, а усыновители сами, сами, всё сами. халявные такие граждане, так что отдали на усыновление. И через восемь месяцев ребенок снова сирота, в третий раз. Вот всякие дурные лисы на свою невезучесть жалуются, так вот, лисья невезучесть - это полная хуйня, мальчик Димочка, к девяти годам трижды круглый сирота - вот это да, это жестяная жесть. Новая усыновительница раз-два, и от рака досвидос, а ведь она перед усыновлением полную медкомиссию проходила, была здорова как бык, а вот те нате. Так что все мелкие лисьи порчи шкурки - это всё фигня и ни о чем, нельзя дожить до ста, ни разу не попортив мех, там лапу прищемит, там хвост. А вот в вопросах глобального счастья или не-счастья - это не к Лисам, это в

Tags: алкоголь, зависимости, любофф, остапа несло
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments