Елизавета Смоленская (za_eto) wrote,
Елизавета Смоленская
za_eto

Categories:

На воре шапка горит. Взвейтесь кострами! (с)

Боролись мы год назад с воровством. Родительский комитет отстаивал своё священное право тырить, сколько хочет, для того их и выбрали, для того деньги и собирают. Статистика была вполне себе общероссийская: из двадцатипяти родительниц трое были родкомом и деньги тырили, пятеро дур орели про коррупцию и про необхощимость борьбы с нею, требовали вернуть награбленное а воровскую шайку у власти разогнать. Оставшееся большинство в количество семнадцати человек были сочувствующими. Как выяснилось, сочувствовали они именно жуликам и ворам, потому что легко могли себя представить по власти, а для чего власть нужна, как не для возможности немного поправить своё материальное положение? На меесте оппозиции они себя никак вообразить не могли, что значит "не воровать", если есть такая возможность? Уму непостижимо, и в голове такое не укладывается. Тем более, что беленькая и чистенькая оппозиция  - сами тоже ворьё беспринципное, журнал расходов спёрли и не поморщились. Все одним миром мазаны, да-да-да! О нашей крохоборской истории я рассказывала тута, тута и тута.

Было нас пятеро несогласных, на последнем собрании осталось трое. Двоим предложили место в думе вступить в родком, и у них жизнь резко пошла на лад. Что, опять же, прекрасно вписывается в существующие реалии большого мира. Всё, как у людей. Осталось нас три дуры. Точнее, в прежней школе осталось две: я и без того собиралась переводить ребенка в другую школу, а летом выяснилось, что в совсем-совсем другую, далеко-далеко от прежней. И неожиданно. Ну да с новой школой нам повезло, и то хлеб. Так что для меня война с прежней школой закончилась. Бегать по инстанциям с требованиями анально, орально и материально покарать наше бывшее учебное заведение в полном составе не было ни возможности, ни желания. Но умыкнутый вещдок остался у меня, и в начале сентября я пошла отдавать наворованное тем, кому нужнее. Кому в той школе еще учиться и учиться.


Оппозиционерка Танька была рада меня видеть. И журнальчику обрадовалась. Сели мы, поболтали. Рассказала я свою историю летнего переезда, в красках и лицах. Поржали. Но Татьяна женщина душевная, понимающая. Разохалась, расквохталась, жалко ей меня стало.
- Ой, Лиза, смотрю я, как ты мыкаешься, и жалко мне тебя, прям сердце разрывается. У меня недалеко от города домик есть, у нас там дача, цветочки-шашлычки, отдых на лоне природы, в общем. Постоянно мы там не живём, да там и места на пять семей хватит, мы если по выходным приезжать будем, мы вас не стесним. Живи у нас, там до города недалеко, только вот как со школой для мальчика быть, не знаю...
Я тоже не знала. Но знала, что у меня мальчик уже в новую школу оформлен, и что школа, по отзывам, хорошая. Так что переезжать в дачный поселок отказалась. Танюх, спасибо, но мы уже с крышей над головой, при школе, школа в трех шагах от дома, и школа хорошая.
- Лизонька, ну я не знаю, чем еще тебе помочь. Вот магазин у меня есть, но сейчас дела идут не очень, сама торгую, продавщиц рассчитала. Что тебе еще предложить-то?

Я знала что. У меня накопилось где-то с полсотни вязаных шапок. Они образовались как-то почти случайно: сажусь кинцо посмотреть, а к концу фильма у меня шапка в руках готовая. Да и была у меня когда-то работа, ни рук, ни мозгов не требовавшая, так что спасалась я аудокнигами и вязанием, а то с ума можно сойти от такой работки. Вот шапок и прибыло, и никакие дни рождения подруг и прочие праздники не спасали: сколько их ни раздаривай, они все равно размножаются, как кошки. Вот бы их продать! Татьяну предложение заинтересовало. И я от головных уборов избавлюсь, и она свою копеечку с продажи поимеет. Все будут довольны. Было велено приносить.

Через пару дней я и принесла. А еще принеслка показать шаль и пару бактусов, дареных мне моей подругой Риткою. У Ритки та же засада с горой готовых изделий, только я плету то, что на голову надевают, а у Ритки и её подруги Зиночки получается то, что на шею наматывать. Красоты невероятной, ажурное, воздушное, из хорошей секционки сплетённое. Шапок я приперла полтора десятка всего, сколько в сумку влезло. Бактусы просто показала и получила принципиальное согласие распродать все. Неси, Лиза, всё продадим, как такую красотищу можно не продать?! Только либо завтра-послезавтра, либо через месяц, а то Таня с семейством на юга собрались. Ну, а чего тогда спешить? Чтоб моль на складе прибалтийской шерстью разговлялась? Перебьется моль, да и на дворе плюс 30, вряд ли шапочки с шарфиками срочно кому-то потребуются, пока уши мерзнуть не начнут. Не понесли мы шалечки на продажу, ограничились пока шапками. Получила я расписку на свои шапки да и забыла про них на время.

Стала я ждать того часа, как на шапках богатеть начну. Месяца через полтора решила узнать, как там  выручка, не заждалась ли меня. Звоню я, а никто трубку не берет. Ладно, может не приехали еще, может еще чего. Через недельку еще раз позвонила. Потом еще. Молчат оба номера, как дохленькие. Поехала в магазин к ней, а там уже новые арендаторы, а владелец помещения требует прежнюю арендаторшу вынуть и положить, раз уж я её довожусь знакомой, поскольку за последние два месяца она аренду не оплатила. Я давай расписочкой помахивать, что мол, не при делах я, дорогой арендодатель, сама в той же, что и вы, заднице оказалась. Ваше помещение она хоть с собой не прихватила, а вот у меня, кроме бумажки, ничего нету. Тут выясняется, что у него она арендовала под одной фамилией, мне дала расписку на другую, а что одноклассник моего сына носит третью, я и так знала. Поиск в интернете дал четвертую фамилию, среди выпускников одного из вузов. "...она же Анна Ефидоренко, она же Элла Кацнельбоген, она же Людмила Огуренкова, она же Изольда Меньшова, она же Валентина Панеяд", ага. В общем, пропала баба с моими шапками. Я ей звонила-звонила, да только безрезультатно. Оба номера молчали, что та партизанка. Понимай как знаешь, то ли номера поменяла, то ли в черный список кинула. Я было уже распрощалась со своими шапками, искренне радуясь, что полсотни чужих шалей с бактусами не отдала ей, за них бы меня по головке не погладили. Ну, ладно, бог с ними, с шапками, можно плюнуть и забыть.

Забыть окончательно не получилось: иногда звонила Ритка, спрашивала, когда же я договорюсь о продаже её шалей и Зиночкиных бактусов, а то лежит гора, складывать некуда, а вечера стали длинными, сериалов много, так что готовых изделий только прибавляется. Как же я была рада, что я не поторопилась сдать всё, что только можно, как мне было легко на душе, что не придется с Зиночкой объясняться за её прибалтийскую овцу. Собственно, не торопилась я их изделия продавать именно по той причине, что Зинаида со своими изделиями расставаться-то и не хотела, и на вопрос, почем будет продавать, ответила, что 100500 мильёнов за каждое. Ну, ладно, подождём снижения цен, а то что такие бесценные вещи туда-сюда таскать, в нашей деревне за такую цену всю область вместе с губернатором и шубами его жены модно приобрести. Пусть Зинаида еще подумает, мне-то что? И тут каменюка с души упала. Пропади Зиночкины бактусы,  меня саму на нитки бы распустили, вовек бы пропажи не простили, а то и саму бы заподозрили. А что? Продала чужое добро, а денюжки себе прикарманила, с меня, рыжей, станется. Призналась я Ритке, что ушли мои шапки гулять, да и не вернулись.

Смирилась я с утратой. Не та потеря, чтоб по ней страдать, поболе теряли и не померли, даже не захворали. А под новый год меня осенило. Адрес Татьянин я не знаю, фамилий у неё как у порядочной брачной аферистки, но ребёнок-то никуда не делся, и я даже знаю, где его искать. А еще знаю, как шапки вернуть, или деньги за них, уж черт их знает, продались или как. Понятно, что ребенка во все это безобразие я вмешивать не стала бы, а вот взрослого кого - можно и развлечь.

Звоню я одной из борчих с родкомом и интересуюсь, когда у них родительское собрание намечается, а то дело к новому году, деньги собирать пора. "Хочу, говорю, визит вам нанести, подруженцию нашу общую повидать. А то трубку не берёт, пропала, исчезла. А шапки хоть не мильён стоят, а мне их дарить не хотелось бы. Явлюсь, говорю, повеселю родительский комитет и особо председательницу. Вот ржать-то будет над борцами с воровством!" И что бы вы думали? Через пару часов у меня телефон оживился, старая приятельница объявилась, жаловалась на разорение и кризис, на утрату торговой точки, сильно извинялась и изъявляла страстное желание вернуть шапочки. Назначила мне аудиенцию на следующий же день, вернула все до единой, в целости и сохранности, даже молью не траченные. Чудо, не иначе. Не довелось прежний родком повидать, радость людям доставить. Аж обидно. Зато получила я к Новому году нежданный подарок: целых пятнадцать шапок. Приятно всё-таки получать подарки.

А Танюша снова стала со мной дружить, на праздники звонить, поздравлять, о делах справляться да заботу проявлять. На душе тепло от такого отношения. Я вот только не поняла, что это осенью такое было? Туповата я, братцы.

Tags: present day, лирическое отступление, люди на блюде, мани-мани-мани, эпизоды
Subscribe

  • Ледяной дом или сказ о лубяной избушке

    Вернусь-ка я к мемурам, а то застряла где-то в девяностом, и ни туда ни сюда, стыдно перед общественностью! Чтобы дальше излагать подробности моей…

  • Соседка

    Еще пару недель назад кот знать меня не желал и обходил по длинной дуге. "Отвяжись, потная баба, не лапай меня лапами, я тут лежу пузякой кверху…

  • Жених длительного хранения

    У Ритки моей случилось прекрасное настолько, что хоть в золоченую раму вставляй. Я сначала даже писать про это не хотела, уж слишком неправдоподобно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments

  • Ледяной дом или сказ о лубяной избушке

    Вернусь-ка я к мемурам, а то застряла где-то в девяностом, и ни туда ни сюда, стыдно перед общественностью! Чтобы дальше излагать подробности моей…

  • Соседка

    Еще пару недель назад кот знать меня не желал и обходил по длинной дуге. "Отвяжись, потная баба, не лапай меня лапами, я тут лежу пузякой кверху…

  • Жених длительного хранения

    У Ритки моей случилось прекрасное настолько, что хоть в золоченую раму вставляй. Я сначала даже писать про это не хотела, уж слишком неправдоподобно…